Стансы. Что это такое?

Это, в частности, продемонстрировал И. Бродский, назвавший свое стихотворение «Строфы», хотя по всем признакам это и есть стансы. Лучшее создание Байрона в этом жанре — «Стансы к Августе» (1816). Стансы возникли в Италии. На этом и остановимся и подождем, быть может, еще появятся стансы, написанные в лучших ренессансных или романтических традициях. Со стансами, как и с другими жанрами лирики, произошла в русской поэзии закономерная эволюция.

Считается, что стансы первоначально были куплетами, которые распевали средневековые европейские уличные певцы. Спел об одном, — следующий куплет о чём-то ещё. Что-то вроде русских частушек. Этим стансы отличались от длинных, связанных общим содержанием, баллад и повествований, которые исполняли профессиональные певцы трубадуры и менестрели. Всё, что хотел сказать, сказал одной строфой, которую могу смело назвать поэтому «СТАНСОМ» Дальше имею право писать на любую другую тему и даже в любом другом размере.

Стансы. Что это такое?

Похоже, что в 19 веке стансами стали называть любые стихи, философского содержания. Эти четверостишия имеют своё индивидуальное содержание и их можно смело назвать стансами. Быть не старайтесь у людей в чести, Один Господь лишь знает, кто есть лучший! Не всякую строфу, имеющую даже самостоятельное содержание, можно назвать стансом. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Стансы в русской поэзии

Определить принадлежность лирического стихотворения к жанру стансов нетрудно, когда стансы становятся названием стихотворения. Жанровые дефиниции стансов включают преимущественно формальные, а не содержательные признаки.

Это неудивительно, в жанровой природе стансов заложена тенденция к четким отточенным формулам, каждая строфа заключает глубокую законченную мысль, выраженную афористически.

Стансы (В надежде славы и добра — Пушкин)

По настроению стансы различны. Пушкин куда более оптимистичен: новое царствование должно возродить петровские традиции, мысль о переменах к лучшему, безусловно, не покидает лирического героя пушкинских «Стансов».

Стансы Лермонтова

Начало третьей строфы звучит несколько полемично по отношению к первым строкам пушкинских «Стансов». С содержательной стороны оба произведения, несомненно, принадлежат к медитативной лирике, а это в свою очередь находит выражение в сходной структуре обоих стихотворений. Каждая строфа стансов (в обоих случаях это катрен с перекрестной рифмой) — представляет собой законченное смысловое и синтаксическое целое. Все строфы в конце завершаются точкой.

Как появились стансы

Термин станцы Рафаэля широко употребим в искусствоведческой литературе и заставляет вспомнить о стансах стихотворных. Так, например, Б. Томашевский в монографии «Стих и язык» (1959) применительно к поэзии Пушкина постоянно говорит о различных видах стансов, подразумевая строфы. Но между ними есть формальное отличие: станса — замкнутая строфа, станса — вместилище целостной мысли, требующей некоторого раздумья.

Стансы во Франции появились под влиянием итальянской лирики, к этому жанру обращались поэты «Плеяды». Так, П. Ронсар посвящает Касандре «Оду моей любимой», которую он затем переименовал в «Стансы».

Вероятно, интерес к жанру стансов возник у А.С. Пушкина не без влияния Байрона, который многократно использовал их форму, в особенности в то время, когда жил в Италии. Английский романтик посвящал стансы женщинам, которые сыграли заметную роль в его судьбе: Мери Чаворт, миссис Смит, которую в стансах, ей посвященных, называет именем Флоренс. Стансы сводной сестре Августе Ли он посвящал дважды.

Стансы Анненского

Характерное для Байрона в каждом случае посвящение Прекрасной Даме вновь обнаруживает близость жанра стансов сонету. Но расхождения существенны: в стансах мысль отличается большей протяженностью, в стансах поэт активнее постигает самого себя, а не адресата стансов. Байрон в «Стансах к Августе» повторяет то, что он откровенно говорил всегда, особенно в связи с бракоразводным процессом: единственной женщиной, которая его понимала и сострадала ему, была сестра.

Заметно, что в стансах английских романтиков жанр обретает некоторые признаки эпоса больших дорог. Шелли, как и Байрон, использует стансы как своеобразный путевой дневник. А вот немецкие поэты эпохи романтизма игнорировали стансы, и это притом, что Италия была для них весьма притягательна, но запечатлелся ее образ в элегиях, эпиграммах и прозаических жанрах.

Стансами русские поэты именуют сравнительно короткое стихотворение, написанное, как правило, четырехстопным ямбом с перекрестной рифмовкой. Завершенность каждой строфы — непременный атрибут стансов. В четвертой строфе предельно обнаженно выражена мысль о неизбежной смене поколений. В последней строфе примирение с неизбежным, ощущение собственного бытия как частицы вселенского существования.

Зато в русской лирике девятнадцатого века, да и двадцатого тоже, немало примечательных стансов. Это объясняется тем, что стансы так и не обрели окончательно жанровую определенность. В нашей отечественной поэзии облик стансов меняется.

Читайте также:

Не останавливайся: